Javascript must be enabled to continue!

Бердянск


Туризм    RU

Aвтор 1: ЛЫМАН ИГОРЬ
Aвтор 2: КОНСТАНТИНОВА ВИКТОРИЯ

Расположение на морском побережье и наличие порта служили благоприятными условиями для посещения Бердянска приезжими. Вместе с тем, длительное время важным негативным фактором в этом отношении являлось состояние сухопутных путей сообщения и отсутствие вплоть до 1898 г. ведущей к Бердянску железнодорожной ветки. Довольно часто город был фактически отрезан от внешнего мира даже в навигационный период, если на море бушевали штормы, а дороги были размыты дождями и практически непроходимы. Что и говорить о зимнем периоде, когда море было сковано льдом, а дороги заметены снегом.

О том, что Бердянск XIX в. не был «туристической Меккой», довольно недвузначно констатировал Н.Лауданский в очерке, опубликованном в 1901 г. в журнале «Нива». Автор очерка отмечал, что «громадному большинству русских интеллигентных людей» Бердянск если и был известен, то всего лишь как географическое название, причем его путали с Бердичевым. «О Бердянске ничего нельзя было услышать, и туристу или корреспонденту редко удавалось добраться до этого города».[1]

Впрочем, в русле ширившейся как в Российской империи, так и за границей моды на курортное лечение в начале ХХ в. Бердянск начинает развиваться как курорт. В том же очерке в журнале «Нива» Н.Лауданский сообщал, что город представлял собой редкое сочетаний условий лечебного и морского курорта, поскольку вода в Бердянском заливе не опреснена какими-либо впадающими в нее реками, а дно залива является песчаным и мягким; в нескольких верстах от Бердянска располагались соленые озера (лиманы) с целебной грязью, по свойствам сопоставимыми с грязями Евпатории. Н.Лауданский сообщил, что город уже запланировал устройство под наблюдением врачей курзала с ассигнованием на это 12000-18000 рублей. Автор очерка писал, что грязелечение здесь было бы желательно сочетать со «световым лечением» по методу датского врача Финзена, для чего нужно устроить систему зеркал или стекол, концентрирующих солнечный свет. Не скрывая свою цель привлечь в Бердянск приезжих, Н.Лауданский писал, что ищущий отдых и исцеление «русский интеллигент», который последует его совету посетить этот приморский город, найдет здесь удобные и дешевые условия жизни и сможет воспользоваться благами морского купания, лечения целебными грязями и виноградом. Автор очерка при этом добавлял, что самым комфортным временем для жизни в городе был период с августа по октябрь – «сезон винограда, умеренной температуры и относительной свежести воздуха».[2]

В том же 1901 г. в Бердянске было построено первое деревянное сооружение для приема соленых ванн, и уже в первый лечебный сезон новое заведение показало отличные результаты. Как следствие, город немедленно приступил к расширению курортных учреждений,[3] привлекая этим все новых и новых приезжих. При этом практиковавшееся на Бердянском курорте грязелечение назначалось при следующих болезнях: суставном и мышечном ревматизме, метрите, оофорите, параметрите, хронических заболеваниях костей и надкостницы, золотухе, ожирении, меркуриализме, подагре, при болезнях периферийной нервной системы, хронических кожных заболеваниях, некоторых заболеваниях спинного мозга, хронических не гнойных плевритах.[4] Уже за первые пять лет работы грязелечебницы здесь было обслужено 1030 человек. Только в 1907 г. грязелечебницу побывали жители Москвы, Варшавы, Киева, Харькова, Сибири.[5] Как констатировалось в издании 1911 г. «Весь Бердянск и его уезд. Адресно-справочная и торгово-промышленная книга», для развитие Бердянска как курорта большое значение имело наличие здесь обширных плантаций винограда сорта «шасла» («березка»): 15 августа каждого года в городе начинался «виноградно-лечебный сезон».[6] Изданный в 1915 г. «Торгово-промышленный указатель и путеводитель по городу Бердянску» сообщал о бердянском винограде, что он значительно превосходил крымский и признавался «первым в России по своим лечебным качествам». Имея в том числе и рекламную цель, это же издание приводило для потенциальных приезжих еще одно преимущество Бердянска перед курортами Крыма: «необыкновенную дешевизну жизни». Далее конкретизировалось, что стоимость съема комнаты «с полным продовольствием» в Бердянске составляла 30-45 рублей в месяц. При этом, даже не смотря на все увеличивавшийся наплыв приезжих, в городе не ощущалось недостатка съемного жилья, потому что спрос рождал предложение: все больше бердянцев приспосабливали свои квартиры и дачи для проживания отдыхающих.[7]

 


[1] Михайличенко Виктор, Денисов Евгений, Тишаков Николай. Бердянск. Взгляд через столетия. – Бердянск: Південна зоря; Запорожье: Дикое Поле, 2010. – С. 17.

[2] Михайличенко Виктор, Денисов Евгений, Тишаков Николай. Бердянск. Взгляд через столетия. – Бердянск: Південна зоря; Запорожье: Дикое Поле, 2010. – С. 19, 22.

[3] Весь Бердянск и его уезд. Адресно-справочная и торгово-промышленная книга. – Симферополь: типо-лит. Звенигородскаго П. Ф. Вересотской и Брахтман, 1911. – С. 28.

[4] Торгово-промышленный указатель и путеводитель по городу Бердянску. Издание первое, 1915 года. – Бердянск: типография М. Дорошенко, 1915. – С. 28.

[5] Михайличенко Виктор, Денисов Евгений, Тишаков Николай. Бердянск. Взгляд через столетия. – Бердянск: Південна зоря; Запорожье: Дикое Поле, 2010. – С. 211-212.

[6] Весь Бердянск и его уезд. Адресно-справочная и торгово-промышленная книга. – Симферополь: типо-лит. Звенигородскаго П. Ф. Вересотской и Брахтман, 1911. – С. 28.

[7] Торгово-промышленный указатель и путеводитель по городу Бердянску. Издание первое, 1915 года. – Бердянск: типография М. Дорошенко, 1915. – С. 16.


Cсылки

Bibliography:

Библиография:

Весь Бердянск и его уезд. Адресно-справочная и торгово-промышленная книга. – Симферополь: типо-лит. Звенигородскаго П. Ф. Вересотской и Брахтман, 1911. – С. 28.

Михайличенко Виктор, Денисов Евгений, Тишаков Николай. Бердянск. Взгляд через столетия. – Бердянск: Південна зоря; Запорожье: Дикое Поле, 2010. – С. 17, 19, 22, 211-212.

Торгово-промышленный указатель и путеводитель по городу Бердянску. Издание первое, 1915 года. – Бердянск: типография М. Дорошенко, 1915. – С. 16, 28.


назад